-SWl9Vxicj8

Когда человек переживает шок, сбиваются его привычные защитные механизмы, способы саморегуляции. Зато подключается инстинктивный уровень, мозг рептилий, самая древняя часть нервной системы. И это дает ему нечеловеческую силу и ясность. Он действует во имя спасения жизни, он находится в энергии высокой интенсивности. Отсюда все проблемы кроме жизни и смерти кажутся ему мелкими.

Когда травмирующая ситуация заканчивается, человек пытается вернуться обратно к мирной жизни. Но что это за жизнь, когда переживаешь не драму, а просто плохую погоду? Когда беспокоит хамство в транспорте, когда нервничаешь перед каким-то там совещанием? Где ясность, мощь и истинные ценности по-настоящему критической ситуации?

Поэтому очень многие люди, пережившие шок, сталкиваясь с бытовыми трудностями, повседневными мелкими проблемами идут за ресурсом туда, в травму, на грань между жизнью и смертью. Там они чисты, героически просты, сильны и умеют выживать.

Не верите? Вот пример: “что ты тут ноешь из-за потерянной игрушки, в Африке вообще дети голодают!”, и мое любимое: “что ревешь, никто ж не умер!” http://annanegreeva.ru/?s=Что+ревешь

В первом восклицании вместо того, чтобы посочувствовать проблемам с имуществом (потере игрушки), говорящий отсылает ребенка на уровень не то что доимущественный, а на уровень выживания и голода. Вместо того, чтобы принять человека в его сложных чувствах во втором высказывани, мы отправляем его опять на уровень переживания потери близкого”.

Почему? Очень многие только там жить и умеют. У нас так много травмированных людей, выращенных травмированными родителями и прародителями, что выживать мы умеем. Из ценностей у нас большей частью те, что про жизнь и смерть, а ресурсы все на уровне борьбы за существование. Мы там прямо чувствуем себя компетентными и сильными. И мы туда сваливаемся, как только возникают проблемы на других уровнях. Не умеем управлять деньгами — спускаем все, чтобы оказаться на уровне выживания, а там мы ого-го! Мы там умеем из одной картошки обед из трех блюд и полезный напиток! ) А вот учиться управлять деньгами — сложно. Это ж на другом уровне! На уровне планирования, позволения себе иметь, на поиске баланса брать-отдавать, делать выбор, анализировать.

Проблемы в отношениях? Так мы там такую созависимость построим, чтобы без партнера можно было смело ложиться и умирать. И тогда у нас включаются ресурсы выживания и тут мы снова на коне: боремся за отношения не на жизнь, а на смерть… Вместо того, чтобы учиться договариваться, отпускать, просить, давать, сочувствовать, проявляться. И так про все.

Поэтому нам так сложно начать жить хорошо. Богато, красиво, с удовольствием, интересом и в сотрудничестве. Это уровни, следующие за уровнем существования, на них рептильный мозг нас по большей части покидает и надо по-другому, а мы в травмах и выживании застряли.

Работа с травмой дает возможность осознать ресурсы, запертые в ней, избавляет от кучи неприятных симптомов, но потом надо учиться улыбаться солнцу и решать бытовое на бытовом, социальное на социальном. И вот тут нужна тренировка мозга в позитивном мышлении. И это, как  мне кажется, тот редкий случай, когда все это уместно, а потому работает.

Когда не борьба и драма, а сырники на завтрак и хорошо)

Written by Анна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *